Re:пост

joomla

Оптимизация работы Южненского УКСа или способ избавиться от руководителя?

19 декабря на сессию Южненского горсовета были внесены 5 дополнительных вопросов, среди которых находился и вопрос по упразднению Управления капитального строительства в Южном и объединения его с Управлением архитектурой. Такая неожиданная постановка вопроса вызвала возмущение у некоторых депутатов, в ходе голосования разделились во мнениях даже представители фракции Партии Регионов, что бывает исключительно редко. За объединение управлений удалось собрать 21 голос.

 Фрагменты из заседания сессии от 19 декабря.

Причины такого решения, также как обоснования перспектив эффективности или целесообразной экономии от такого слияния, на заседании не были озвучены. Городской голова обратился к депутатам с тем, чтобы они его поддержали, позволив тем самым, как руководителю, самостоятельно заниматься решением кадровых вопросов.

Управление капитального строительства  (УКС) – это юридическое лицо, от имени которого заключались договора с подрядчиками на все строительные работы в городе, а также осуществлялся контроль за их проведением. Набережная, дорожки, детские площадки, утепление домов, ремонты в школах и садиках, строительство капитальных зданий, трубопроводов, коллектора и прочее –  сфера ответственности данного управления, также как и проведение тендеров.

24 января, на очередное заседание сессии Южненского горсовета, 13-м в повестке дня был вынесен вопрос об увольнении начальника  УКСа, Юрия Мартынюка. Этот вопрос был снят с рассмотрения, что пояснили тем, что Юрий Мартынюк самостоятельно написал заявление на увольнение.  В проекте решения ставился вопрос увольнения руководителя по статье 41 п.2 КЗОТа Украины. Причина, приведенная в документе - нарушение норм действующего законодательства Украины в сфере осуществления государственных закупок:

 

«Rе:пост» обратился к Юрию Мартынюку, бывшему начальнику УКСа, с просьбой ответить на вопросы, которые для многих так и остаются открытыми. Юрий Николаевич  рассказал о своем взгляде на происходящее и лишь несколько вопросов оставил без комментариев.

 

На фото: Юрий Мартынюк на предприятии "Дельта Вилмар", весна 2013.

- Относительно вашего заявления на увольнение. На сессии был предоставлен проект решения, в котором вас хотели уволить по статье, но вы написали заявление на увольнение сами и вопрос был снят. Почему у вас такое решение возникло?

- Во-первых, выносить решение на сессию – это было незаконно, для начала. Во-вторых, статья, которую придумал юротдел, вообще не касалась меня, эта статья касается материально ответственных лиц, людей, которые заключают материальные договора. Недоверие высказывается материально ответственным лицам, но никак не руководителю подразделения. Судиться и доказывать это я не захотел, хотя это можно было сделать беспроблемно в любом суде, но зачем это нужно, я не понимаю. Если так ставится вопрос, то никакой проблемы – я написал заявление.

- Почему возникает такая ситуация, что искали причину и статью, по которой вас хотели уволить?

- Я не могу ответить на этот вопрос, потому что я не знаю истинных причин, но кому-то не подошел мой стиль работы.

- Про то, что УКС (Управление капитального строительства) будет ликвидировано как управление, вы когда узнали?

- Я узнал об этом за несколько  дней до сессии, до 19 декабря.

- Вас удивила эта новость?        

- Да. Потому что это неправильно в корне.  В независимости от того, кто начальник УКСа – Мартынюк или кто-то другой. Это же не догма, что Мартынюк только должен быть начальником УКСа – были до меня, будут и после меня. То, что все вернется опять к этому же, у меня даже нет сомнений.

- Насколько, по вашему мнению, реальный план по объединению УКСа и управления архитектуры и градостроительства?

- Не жизнеспособный совершенно.

- Почему?

- Это уже было.  7 лет назад был создан УКС как управление, именно потому, что до этого был отдел при архитектуре, который ничего не мог делать, он не справлялся совершенно с этими объемами работы. 7 февраля исполнилось бы 7 лет УКСу.

На фото: Юрий Мартынюк на сессии южненского горсовета, 2013 г.

- Каковы функции, которые выполняет управление архитектуры и управление капитального строительства?

- Это совершенно разные функции. Некоторые путают, у нас называется управление архитектуры и градостроительства. Так вот, «градостроительство» - это перспективы, это генпланы и так далее, это ничего общего не имеет непосредственно со строительством.  Это совершенно разные вещи: то планирование, перспективы развития города, а это – непосредственное уже выполнение, претворение в жизнь. То есть, они связаны между собой, безусловно, но то – намерение, а это уже воплощение в жизнь. Функционально совершенно разные плоскости.

- Почему возникло решение про объединение управлений у местной власти, как вы это понимаете?

- Я понять это не могу до сегодняшнего дня. Скорее всего, что кого-то, видимо, не устраивал мой стиль руководства.

- Но если кого-либо не устраивал ваш стиль руководства, то можно было бы ведь просто поменять руководителя.

- Можно было. Но оснований официальных для того не было. Если бы я их давал, то, естественно, это было бы сделано. Но официально повода для того, чтобы меня уволить, я не давал. Поэтому, видно, было принято такое решение, чтобы убрать неугодного руководителя, я так понимаю. Может быть, я ошибаюсь.

- С вами велись какие-либо переговоры по поводу того, чтобы вы добровольно ушли с этой должности?

- Переговоры начали вести, когда уже вопрос стал о ликвидации УКСа.

- Сколько работало людей в управлении капитального строительства?

- По штату  5 человек. В последнее время было 4, от нас ушел сметчик, в связи с тем, что работать очень сложно, а зарплата очень маленькая и он принял такое решение. 

- Что дальше будет с этими сотрудниками?

- Я написал заявление на увольнение, два человека написали заявления на перевод в управление архитектуры, одному человеку предложили перейти в Центр предоставления административных услуг.

- Что будет с теми делами и договорами, которые заключало управление капитального строительства?

- С юридической точки, никаких проблем нет, правоприемником будет архитектура, если подрядчики согласятся, они могут переоформить договора на архитектуру, это их право. А что будет – жизнь покажет, что будет.

- А если они не согласятся?

- Расторгнут договор и найдут другого подрядчика, никакой проблемы в этом нет. Проблема существует более глобальная, по всей стране, в том, что сегодня найти подрядчика большая проблема, потому что с бюджетом никто работать не хочет. Прошлый год это показал. У нас из 15 с лишним миллионов, на которые были выполнены работы в прошлом году, мы оплатили 5.  Десять с половиной миллионов «кредиторки». И непонятно когда они ее получат. Сегодня замораживать деньги в бюджете на год очень мало желающих. Только если очень крупные объекты, на которых они планируют получить какую-то прибыль.

- Вы как специалист, как видите дальнейшее развитие  событий вокруг тех  объектов, которые сейчас заморожены, есть перспективы у них?

- Перспективы есть всегда. Все будет зависеть от ситуации в стране. Она сегодня очень напряженная и непонятная. Ситуация с положением экономики, которая, к сожалению, с каждым днем ухудшается. И я просто боюсь, что реально не будет тех денег, которые планируется получить в бюджет. Поэтому не факт, что строительство будет продолжаться. Есть серьезные опасения о том, что вообще будет собираться бюджет и что вообще будет какой-то бюджет развития. Дай Бог, чтобы хватало на зарплаты, пенсии и так далее. Все, что мы делаем – это, в основном, из бюджета развития, это основной источник. Бюджет развития – это перспектива и это хорошо, но тогда, когда есть лишние деньги.

- Юрий Николаевич, вот вы говорили про «стиль руководства», из-за которого, возможно, возникло недовольство вами. А какой этот стиль руководства, что это значит?

- Меня упрекали в излишней самостоятельности

На фото: на "Дельта Вилмар", весна 2013.

- В чем, конкретно, самостоятельность проявляется?

- Я повторюсь... Очень проблематично найти людей, реальных подрядчиков,  которые реально могут выполнить работу,  у которых есть оборотные средства, которые действительно могут это сделать качественно, быстро и в сроки. Их очень мало, потому что кризис в стране, который начался в 2008 году еще, привел к тому, что около 3\4 строительных предприятий в стране просто закрылись. Те, кто каким-то образом выживают, их не так много. Сказать, что мы, город Южный, сильно «лакомый кусочек» - это неправда . Во-первых, к нам сюда надо добираться, возить людей и материалы, в Одессе строить дешевле, чем у нас. Одесским фирмам выгоднее работать в Одессе, чем у нас: и объемы другие, и ближе – со всех точек зрения...

- То есть вы выбирали не тех подрядчиков, которых вам  советовали?

- Без комментариев...

На фото: визит на "Дельта Вилмар", весна 2013

- Статья, которую прописали в проекте решений. Вы говорили, что за это отвечают совершенно другие люди. А кто?

- Статья 41 часть 2 касается материально ответственных лиц. Это лица, которые заключают договора материальной ответственности.  Это от бухгалтеров, экспедиторов, завскладом и так далее. То есть те люди, которые имеют отношение к деньгам и товаро-материальным ценностям. В КЗОТе эта статья предусматривает недоверие, в том плане, что руководство не может им доверить товаро-материальные ценности

- Там было прописано, что были нарушены условия торгов...

- Торги были проведены правильно. 19 –го декабря проходили торги: в 10.00 была сессия, в 19.00 – открытие тендерных предложений. Их надо было, конечно, по большому счету,  вообще не открывать и не начинать как таковые. Потому что по закону, в связи с ликвидацией заказчика, а это именно ликвидация заказчика (путем слияния-неслияния – это интерпретация  юротдела). На самом деле это ликвидация, потому что в регистрационную службу была подана заявка о ликвидации юрлица тут же, соответственно, если нет заказчика, то о каких торгах могла идти речь? Даже Закон «О  держзакупівлях» такого случая не предусматривает : объявить тендер и самоликвидироваться (учредитель ликвидирова нас) – это абсурдно и даже законом такого не предусмотрено. Торги объявились за полтора месяца, все прекрасно об этом знали, вопрос поднимался на сессии и, по сути, торги должны были даже не начинаться. Мы не знали всей подоплеки, что будет далее, приехали все участники со всей Украины – из Киева, Донецкой области и т.д. Это по коллектору проводился тендер. Мы вскрытие конвертов провели, но потом, все-таки, весь тендерный комитет единогласно принял решение торги отменить.  Тендерный комитет – это коллегиальный орган, это не мое решение, это решение тендерного комитета управления капитального строительства. Все работники управления входили в тендерный комитет. Пока я не уволился, я был его председателем.

- Как в таких случаях можно работать с нашей властью и на что рассчитывать, когда в любой момент может приняться подобное решение? Как вы думаете?

- Сложно ответить на этот вопрос.

- Как людям идти работать в такие структуры?

- А люди не приходят. Даже со сметчиком у нас проблема. В управлении нет сметчика и сокращать некого. Девочка, которая пришла, образованная, грамотная, умная, но не сметчик. На сметчиков у нас не учат, мы их выращиваем сами. В управлении архитектуры некому учить, там в сметах никто не разбирается.

На  зарплату, которая сегодня чуть-чуть превышает минимальную, никто идти не хочет. Мало того, только за прошлый год у нас было 30 проверок правоохранительных органов: милиция, прокуратура, КРУ. Именно за последний год было такое количество проверок. Практически, 50% рабочего  времени мои работники посвящали тому, что делали копии документов, высылали письма, ответы, 6 раз мы ездили на заседание суда. Только за последний месяц – ноябрь – середина декабря было 6 заседаний, мы выиграли суд у областной прокуратуры. Через 2 часа после вердикта суда было открыто криминальное производство по точно тем же самым обвинениям, только уже милицией.... Фактически весь год «терроризировали» наше управление. Из-за этого и уволился сметчик

- Эти службы смогли обнаружить нарушения?

- Нет, не смогли. Искать нечего, потому что ничего нет. Все, что мы делали, мы делали абсолютно прозрачно, поэтому никакакого криминала и близко нет. Многим это непонятно и вызывает массу вопросов: «Почему вдруг  УКС так работает?». Никто не верит, но дело хозяйское.

Фото: на месте порыва водопровода, май 2013 г.

- Вы предполагаете такой вариант, что вы вот ушли и через какое-то время УКС снова отделят от управления архитектуры?

-  Их еще не соединили. Соединение произойдет 1 апреля только. До 1 апреля УКС существует. Это формально. А юридически он будет существовать и дольше, потому что  ликвидировать предприятие с такими долгами невозможно. Не может быть ликвидировано предприятие у которого 10,5 миллионов долга. Согласно законодательной базы, ликвидация как юрлица может продолжаться год и более, поэтому вполне может быть, что после моего ухода будет принято обратное решение и восстановят статус УКСа.

- Что вы будете делать дальше? У вас есть уже планы?

- У меня всегда есть план.

- Вы не останетесь без работы?

- Боже упаси. С моей квалификацией я достаточно востребован. Может быть, не все то, что я бы хотел, но предложений поступает достаточно много.

- Но вы не хотели уходить, так же?

- Безусловно. Мне нравится моя работа, мой город. Я люблю этот город и давно тут живу, и то, что  я делал, мне нравится.

 

Фото: на месте порыва водопровода, май 2013 г.

 

 
 
Яндекс.Метрика