Re:пост

joomla

Вадим Друмов больше не директор КП "Южненська паляниця".

Вадим Друмов  уволился с должности директора КП «Южненська паляниця».  Молодой директор пекарни проработал на предприятии более полугода. Пришел на эту должность Вадим Друмов как кризисный менеджер для того, чтобы вывести предприятия из сложного экономического положения.

Назначение произошло в августе. КП «Южненська паляниця» стояла на пороге приватизации, однако протесты и недовольство южненской громады привели к тому, что на предприятии в срочном порядке было сменено руководство.

 В последний рабочий день, уже бывшего директора пекарни Вадима Друмова, «Rе:пост» выяснял причины такого решения. Подробности в детальном интервью.

Вы проработали сравнительно недолго, успели ли обжиться тут, как с коллективом отношения сложились?

- Мне кажется, что достаточно быстро я влился в коллектив. Первые недели 3-4 была определенная адаптация, потому как, я думаю, что людям, которые проработали всю жизнь и те, которые старшего возраста, сложно в моральном плане, чтобы ими руководил человек, которому 25 лет. Я чувствовал, что это был такой сложный момент.  После месяца работы уже никаких таких проблем не было.

 На фото: первый пробный выпуск сдобных сердечек к 35-летию города Южного

- Поверьте, я себя абсолютно комфортно здесь чувствую и, честно сказать, я всегда говорил это и буду говорить, что самое главное достояние этого предприятия – это его коллектив. Тут очень много людей, особенно инженерно-технический персонал, который работает практически с основания предприятия.

- С каким чувством вы уходите с этой работы?

- «Кошки скребут на душе». Чувства неоднозначные... Сейчас очень тяжело сказать, потому как во мне бурлят эмоции и эмоции я пытаюсь сдерживать. Наверное, на данном этапе я не могу объяснить что это за чувства. Может, спустя какое-то время в более сдержанном виде я смогу это объяснить.

«Понимал, что есть определенный риск и ответственность и, скажу честно, все люди, которые знали ситуацию на предприятии, отговаривали меня от этого решения».

- Ваше назначение на должность директора «Южненськой паляници» насколько ожидаемо было для вас и готовы были к тому, что здесь увидели?

- Я помню этот день, это была пятница, состоялся разговор с городскими властями и надо было дать ответ до понедельника. Я когда работал в Управлении экономики, видел определенные финансовые показатели. Картину приблизительно понимал. Понимал, что есть определенный риск и ответственность и, скажу честно, все люди, которые знали ситуацию на предприятии, отговаривали меня от этого решения. Но тогда вопрос стоял критически: или приватизация, или остановка предприятия, митинги были. Я согласился, но были определенные условия поддержки со стороны города, на что я и согласился.

На фото: протест южненцев против приватизации пекарни, август 2013 года

- Вы ожидали, что именно вам предложат эту должность?

- 50 на 50. Я не знал, но многие, кто знает ситуацию, говорили мне, что именно меня сюда направят. И даже, когда я пришел сюда, Николай Марьянович сидел напротив меня, он сказал, что был уверен на 80% в таком назначении. 

На фото: заседание сессии, август 2013

- Какие задачи были поставлены перед вами и на каких условиях?

- Стабилизировать работу предприятия. Последние года предприятие всегда было на слуху. Я помню прямые эфиры мэра и когда он с людьми встречался, когда жаловались, что не выплачивают зарплату за несколько месяцев. И самый главный вопрос стоял в том, чтобы стабилизировать работу предприятия, увидеть реальную ситуацию на предприятии – есть ли у него потенциал и перспективы.  С первой задачей мы, я думаю, справились, можно у коллектива спросить. А про потенциал, когда буквально через месяц было расширенное аппаратное совещание , я ответил Владимиру Николаевичу, что да, он есть.  Но при одном условии. Когда приходишь на предприятие 8 августа на предприятие и на счету у него 7 тысяч гривен и более 1 миллиона гривен различных финансовых обязательств, про потенциал и развитие очень сложно говорить. Условие – это, естественно, поддержка со стороны города, потому как других вариантов нет, это коммунальное предприятие.

- Задачи конкретно Владимир Новацкий ставил перед вами?

- Да.

- Условия поддержки предприятия городом  оговаривались?

- В  20-х числах октября была сессия, мы подготовили программу «Хліб Южного». Она была сделана поспешно, скажу честно. Мы хотели быстро получить хоть какие-то средства из бюджета , потому как нужно было что-то делать. По программе нам выделяли 56 тысяч гривен на простойки (это то, на чем завозиться хлеб в печь), одна из самых болезненных проблем нашего предприятия. Но из-за всем известных проблем с Казначейством и других проблем, эти деньги не дошли до нас.

На этом, как бы, все...по поводу выполнения программы  «Хліб Южного».

На фото: На предприятии возобновили выпуск хлеба "Домашний".

«Можете любого производителя взять хлеб, разрезать на половину и поставить два хлеба: «Обеденный» наш и другого производителя, и сразу же увидите цвет муки и других ингредиентов».

- Какая поддержка в общем нужна предприятию от города, чтобы выйти из кризиса?

- Я могу об этом открыто сказать. Ситуация складывается такая: предприятие было загнано практически в тупик. Объективно наш хлеб немного дороже, чем  у других производителей. Но уже как директор предприятия я знаю почему, это объективные причины, потому что если у нас хлеб «Обеденный» - это высший сорт, то это высший сорт в реальности. Можете любого производителя взять хлеб, разрезать на половину и поставить два хлеба: «Обеденный» наш и другого производителя, и сразу же увидите цвет муки и других ингридиентов, это долго обсуждаемый вопрос.

Для того, чтобы предприятие развивалось, нужно повышать его производительность, расширять рынок сбыта, это нужно делать.  Я сам лично, начиная от Черноморского до Одессы, весь поселок Котовского я, практически, все точки обходил, чтобы подписать договора. Есть проблемы: первая – у нас чуть-чуть цена выше, вторая – внешний вид, упаковка, это очень важный фактор.

Упаковочная машина, которая  нам подходила, стоила 26 тысяч евро. Каким способом можно привлечь средства коммунальному предприятию:

1.Кредит – сложный вопрос потому что у нас больше 50 % нашего производства – это массовые сорта хлеба, где установленная государством рентабельность 5%. Кредиты в банках под 25%, это утопия.

2.Привлечь частный капитал. Мы его не можем привлечь, потому что это коммунальное предприятие.

3.Поддержка со стороны города. По понятным причинам финансовым ее не было.

«Первоочередные меры не должны быть даже финансовыми, просто должна быть здоровая протекционистская политика, которую можно было бы сделать».

Каким способом можно повысить еще производительность нашего предприятия? Если проанализировать с 2006 года, объемы производства всегда падали. Из-за того, что в городе появились другие производители и уже не проводилась протекционистская политика поддержки собственного производителя.

Поэтому, первоочередные меры не должны быть даже финансовыми, просто должна быть здоровая протекционистская политика, которую можно было бы сделать.

Доходит до смешного, можете обратить внимание, у нашего предприятия на рынке есть киоск хлебный, и возле него продают с пола хлеб. И таких вещей очень много на которые можно обратить внимание. Не закрывать им дорогу, а просто проверить документы, которые должны быть для осуществления такой деятельности.

И есть много таких непрямых методов, которые могут поправить состояние предприятия.

- Эти меры не принимались в нашем случае?

- Практически, нет.

- Вы обращали внимание наших властей на это?

- Очень часто

- И какой ответ?

- Что это незаконно и все такое. Но главное захотеть. Я обратил внимание, что не нужно перекрывать дорогу. Нужно посмотреть на документы. Можете даже ради эксперимента зайти в любой магазин, где не южненский хлеб продается и попросите накладную и сертификат на хлеб. И третье – это машина. Водитель, который привозит хлеб, должен пройти медкомиссию и иметь санпаспорт на машину, которая перевозит это все. Я уверен, что в 95% случаев этого в наших точках нет. Это означает просто привести все в порядок. А если это приведется в порядок, то их не будет. Это тоже забота о своих людях.

- Это бездействие и отсутствие протекционистской политики, вы связываете с тем, что это попытка «завалить» предприятие?

- Я не думаю, что это цель – «завалить предприятие». Понимая определенную психологию людей, можно сказать о том, что вроде бы на предприятии (* «Южненская паляниця») все тихо, никто не на что не жалуется, хлеб производится, вопросов никаких нет... А то, что там кто-то что-то говорит, я, например, в личной беседе, то пусть говорит. «Хліб печеться, то і добре»...  Мне так кажется.

«2013 год мы закончили с балансовой прибылью 44 тысячи гривен»

- Как изменились финансовые показатели с момента вашего прихода на предприятие и до сегодняшнего дня?

- 2011 год предприятие закончило с балансовым убытком 60 тысяч гривен, 2012 – убыток 222 тысячи гривен, 2013 год мы закончили с балансовой прибылью 44 тысячи гривен. Но, это капля в море, и за последнее время ситуация стала хуже. Из-за того, что за последние 3 месяца цена на муку выросла на 22% и на остальные товары тоже цена поднялась, а цены на хлеб остаются все те же. По нам очень сильно ударило отключение света, что было в прошлом месяце,  очень серьезные были потери. Ситуация стабильно тяжелая. И если хоть на 5% лучше стало за мое время, то это хорошо.

«Вот я директор предприятия, вы бы мне просто так дали бы 300 тысяч гривен? Под договор, зная, что предприятие в сложном положении».

- Ситуация с судом. Когда вы шли на эту должность вы знали об этом договоре, такой ситуации и том, что возможны такие разбирательства с  предпринимателем Бойченко?

- Это была самая неожиданная ситуация. Когда стало известно о смене руководства, где-то 5 августа, на предприятие зашла претензия вернуть почти 400 тысяч гривен. Когда я, 9-го числа, увидел эти моменты, я начал переживать по этому поводу, потому как я об этом не знал и никто из городских властей не знал о такой ситуации. Она была и остается проблемной для нашего предприятия. В первой инстанции Хозяйственного суда мы выиграли дело, в апелляционной мы проиграли, но там не полностью, т.е. не всю сумму выплачивать, которая указана в претензии. Но нами была подано заявление по поводу кассации в Высший хозяйственный суд. 

На фото: заседание Одесского хозяйственного суда первой инстанции

Ситуация неоднозначная и сложная. И она заставила больше всего из всех моментов волноваться коллектив. Потому что 300 тысяч – это полмесяца работы нашего предприятия, это достаточно серьезная сумма, ее абсолютно нереально отдать в один день.

- Как вы думаете, судебное разбирательство с Бойченко – это были его личные интересы, или за ним стоял кто-то еще?

- Я отвечу вопросом на вопрос. Вот я директор предприятия, вы бы мне просто так дали бы 300 тысяч гривен? Под договор, зная, что предприятие в сложном положении.

- Сама передача такой суммы с таким договором, для чего нужна была, как вы думаете? Что это за договор и есть ли у него аналоги в работе предприятия?

- Когда я пришел, первое, что я попросил – это договора со всеми контрагентами. Есть типичные договора, а это был отдельный договор. Абсолютно не похожий со всеми. Он отдельный, эксклюзивный. Это был договор на предоплату продукции. Единственные с кем мы работаем по предоплате «Городская больница», они на полгода проплачивают поставку продукцию. По всем остальным идет отсрочка платежей, это тоже очень большая проблема для нас, потому что мы платим за муку и многие товары по 100% предоплате и у нас идет очень серьезный разрыв в платежах, и это создает ситуацию с нехваткой оборотных средств.

Вот договор с Бойченко это был второй такой договор на предоплату. 300 тысяч гривен – это была  предоплата на поставку хлебобулочных изделий, а договор в общей сложности был на 1 миллион 200 тысяч гривен. Андрей Сергеевич даже, после того как он первый суд проиграл, принес нам вечером в 16.00 заявку на 300 тысяч гривен, чтобы мы выполнили ее на  следующее утро. Мы посчитали, это около 60 тонн хлеба. Мы производим 3 тонны на город Южный в 30 тысяч жителей. Вот умножьте на 20 и получите хлеба на население в 600 000 жителей. Это нам такую заявку принесли. А дальше делайте выводы сами.

Здесь был юридический смысл в том, чтобы дальше сказать в суде, что вот мы не выполняем заявки. Но как их можно выполнить если у нас проектная мощность по техпаспорту – 7 тонн в сутки при двухсменной работе. А тут 60 тонн практически за 12 часов.

На фото: заявка, поданная предпринимателем Бойченко на КП "Южненська паляниця", после неудовлетворительного для него решения суда первой инстанции

- Как вы думаете, для чего нужен был этот договор?

- Договор был подписан 28 декабря 2011 года, что в это время больше всего обговаривалось по поводу пекарни?

- Приватизация?

- Да. Каким образом? – Коллективом. Я не знаю что там дальше происходило, но это очень странно, что 2011 – август 2013 года ни одной поставки, меняется директор и тут же приходит претензия. Выводы можно делать.

- Это попытка завладеть частью предприятия?

- Я не могу так сказать. Это неоднозначный ответ. Я думаю, что, возможно, это была большая игра тех людей, которые в ней замешаны. Поскольку я не уверен, я не могу говорить все свои мысли.

«Основная причина моего ухода - это обратить внимание городских властей»

- Почему вы приняли решение для себя уйти с должности директора КП «Южненська паляниця»? Это из-за трудностей каких-либо?

- Самая большая трудность была – это сентябрь месяц, в финансовом плане. Второй самый сложный месяц был февраль. Вопрос по поводу моего ухода я ставил таким образом, что если определенная политика не изменится, то я молчать не буду.

Самое сложное – это спад после лета, зиму, мы прошли. Уже скоро лето и для предприятия это будет  легче. Основная причина моего ухода, может это эмоционально, но это обратить внимание городских властей, общественности города на данное предприятие. Поскольку громада хочет, чтобы в городе был свой хлебзавод, мы это видели и это так. Это одна из самых обговариваемых тем города. У нас электросети продали, от которых люди, может быть, больше зависят, но этот вопрос более спокойно прошел, чем ситуация с приватизацией городской пекарни.

«Мне не интересно быть директором для того, чтобы называться директором»

- У любого предприятия есть две причины работы: объективная и субъективная. Объективная – это обеспечить теми товарами и услугами, которые необходимы населению. С данной целью предприятие справляется – оно обеспечивает город и близлежащие населенные пункты хлебом.  Субъективная -  это  получение прибыли, повышение заработной платы,  социальных гарантий работников. Вот со второй очень большие проблемы. Зарплаты достаточно низкие, предприятие было загнано в угол и без сторонней поддержки, а в данном случае это коммунальное предприятие, выйти из ситуации и повышать социальные стандарты без поддержки города невозможно. Мы принадлежим городской громаде в лице Южненского горсовета и я думаю, что после этого окончательно обратят  внимание на данное предприятие. Предприятие должно развиваться.

На фото: оборудование КП "Южненська паляниця"

На фото: булочки со сладкой начинкой, запущенные в производство осенью 2013 года

- Мне лично, хоть я и молодой, не интересно быть директором для того, чтобы называться "директором". Мне интересно, чтобы были импульсы к развитию. Да, можно выкручиваться, стабильно, как у нас сейчас привыкли говорить слово «стабильность», стабильно работать, но, поверьте мне, люди, которые работают в цеху, это в какой-то степени герои.  Их нужно любым способом поощрять и они должны чувствовать, что их труд полностью оплачивается.

В данном случае без внешней поддержки, а я объяснил кто должен поддерживать, это невозможно.

- Вы не думаете, что после вашего ухода наоборот не будет поддержки и предприятие будет приватизировано?

- Я не думаю, что оно будет приватизировано.

- Вас просили остаться на этом месте?

- Да

- Кто просил?

- Городское руководство

- Ваша реакция?

- Я принял решение уже.

- То есть для вас вариантов вернуться нет?

- Сложный вопрос. Есть определенные условия, но если не будет сфокусировано внимание города на предприятии, ничего не будет.

- Вы ставите условия, при которых вы вернетесь на предприятие?

- Это не правильно ставить условия, торговаться. Придет новый директор и я сказал, что буду помогать на первых этапах. Это не так, как у меня было, пришел и не знаешь за что хвататься.

- Вам не угрожали, не заставляли уходить с должности?

- Никто не заставлял и не угрожал, все мирно-тихо.

- Может вы просто испугались трудностей?

- Если бы я ушел через месяц после назначения, то да. Но мы прошли самый сложный период и по выплатам налогов, во все фонды мы платили вовремя. Хотя по прошлому году были большие задолженности.

На фото: печи КП "Южненськая паляниця"

«Я был по ту сторону баррикад,  я побывал по эту сторону баррикад  и поэтому мое мнение кардинально поменялось».

- Дальше какие планы? Нашли работу?

- Принципиально активным поиском работы не занимался. Если человек начинает мыслить о другой работе, он забросит эту. Да, есть некоторые варианты. Но не думаю, будут ли они дальше.

- В исполком собираетесь возвращаться?

- Поступали данные предложения, но я от них отказался.

- Почему?

- Потому что в данной системе я не думаю, что я могу быть полезен  городской громаде. Это, может быть, пафосно звучит, но чиновникам платят зарплаты люди, которые вот работают в пекарне, вы, со своих налогов. В данной ситуации, в моральном плане, мне очень сложно понимать, что можно просто отсиживать, перекладывать бумагу на бумагу, а результатов никаких не будет. На данном этапе, я не думаю, что могу кому-то помочь. И поэтому я решил, что на данном этапе я туда возвращаться не буду.

- До работы в «Южненской палянице» вы работали во власти, теперь ваше мнение изменилось об устройстве нашей власти, работе городской структуры управления?

- Естественно. Правильно говорил Владимир Николаевич Новацкий, что бы там ни было, в плане того, что нужно почувствовать как зарабатываются деньги на предприятии. Потому что есть чиновники, которые всю жизнь проработали чиновниками, и когда какие-то задачи ставятся и он не был по эту сторону баррикад, это очень сложно понять. Я был по ту сторону баррикад, я побывал по эту сторону баррикад  и поэтому мое мнение кардинально поменялось.

- С Новацким у вас испортились отношения?

- Ну...Не такие как раньше.

- Можете подвести итоги своей деятельности?

- Я считаю это нужно у работников спрашивать.Самое главное - это чтобы предприятие стабильно работало, чтобы знали, что в четверг привезут сырье, что мука будет, что никто не будет переживать за зарплату. Я считаю, что это самое главное, что должно быть на предприятии и то, что было.

- Будущее Вы видите у этого предприятия?

- Я вам сказал, что при одном условии - если на него обратят внимание. Оно может быть как человек, который не развивается: прошел день, ну и хорошо. Но это неправильно, предприятие должно развиваться. Тем более такое важное для города. Поэтому на него должны обратить внимание. Других вариантов нет.

 
 
Яндекс.Метрика