Re:пост

joomla

"Сто раз прощение, сто раз терпение, сто раз любовь" - единственная возможность спасти наше общество, - Наталья Шаргородская.

Shargorodskaya_3.jpg — 24.49 KбПро раскол в южненском обществе и что с ним делать на одном из прямых эфиров нам рассказала известный южненский психолог. 5 февраля в студии "Re:пост - online" мы попытались раскрыть самые животрепещущие темы, которые волнуют так или иначе каждого жителя Украины.

Южненцы не могут не задавать себе вопросов: как общаться друг с другом, как не расстаться с близким человеком, который идеологически настроен иначе, как принять факт мобилизации близкого человека и смириться с ним мобилизованному? Есть ли какие-нибудь методики или наработки помогающие в решении этих самых сложных задач? Ответы на вопросы пыталась помочь нам найти южненский психолог - Наталья Шагородская.

В Южном, как и во всей Украине очень сильный идеологический раскол. Многие из нас не могут найти общего языка друг с другом. Что делать, можно ли еще что-то исправить?

- Все усугубляется тем, что конфликтная ситуация в стране очень затянулась. Это не просто какая-то стрессовая ситуация, которую мы пережили и живем дальше, это все очень долго продолжается. Никто не знает, когда это закончится. Сейчас очень важно сохранить своё психическое здоровье, а оно непосредственно связано с физическим. Нам надо всем понять, что война рано или поздно закончится. Нам надо, чтобы не только руины остались от домов и людей, нам надо строить новое общество. Я работаю в школе, и я вижу, что происходит с нашими детьми, потому что взрослые переживают, смотрят тот самый ящик с утра до вечера, Интернет. На этом фоне растут дети. Это уже продолжается не один день и не один месяц. А каждый день, прожитый для ребенка – это новый опыт. Это новая черта его личности, его характера. Для каждого человека чувство безопасности – это базовая потребность, на уровне физиологии. И сегодня мы все не можем чувствовать, испытывать эту безопасность в масштабах страны. Это ведь наш большой такой общий дом. Задача каждого сделать свой родной дом той территорией мира безопасности и стабильности. Даже если есть какие-то разногласия – дома: мир, покой и безопасность!
Давайте разберем пример: если близкие родственники имеют разные идеологические представления, не могут об это говорить и ведут поверхностный диалог – ни о чем… это правильный подход и что делать, когда теряется близкая связь с родственниками?

- Да, действительно такой водораздел произошел сейчас очень явный. Нет, практически, человека, который сейчас не потерял бы в общении или близкого или друга. Конечно самое обидное – это потеря близких людей. Мне кажется, что мы все уже друг другу высказали и все поняли. Поэтому надо просто остановиться и избегать этих тем. Нужно говорить о том, что нас объединяет иначе могут наступить какие-то необратимые последствия. Пусть сейчас немножечко меньше, пусть чуть прохладнее, но сохранить эти отношения. Дальше в мирное время в стабильной обстановке, я уверена, мы опять объединимся и все будет хорошо, важно не порваться не разлететься в разные стороны. Не сказать каких-то слов, после которых не будет возврата назад. Мы все хотим мира. У нас есть общее прошлое, общее прошлое к которому можно возвращаться…

Что делать с источниками стресса? Как от них защищаться?

- Стресс – это и физический уровень, и эмоциональный уровень. Если говорить о физическом уровне – первое это сон! Мы очень мало спим! Например, только во время сна пополняются запасы гормонов. Синтез гормонов обеспечивает работу гипофиза, который запускается через час после засыпания, а к трем часам утра он уже прекращает свою работу. То есть если мы засыпаем в два часа ночи, то гипофиз вообще не выработал новый запас гормонов. Чем нам жить дальше? Отсюда раздражительность, агрессивное поведение, тревога, беспокойство – мы невротики, практически. А дети все это наблюдают. Поэтому хотя бы пораньше лечь спать, правильно питаться и так далее. Очень важна физическая активность. При этом не обязательно идти в тренажерный зал и убиваться там на тренажерах три часа, вообще идеально – это прогулка. Если есть собака – с ней в любую погоду, как бы вы не устали 40 минут несколько раз в день, пока вы с ней пройдетесь шурша листьями, к примеру, в это время вы отвлекаетесь, перерабатываете информацию за день. Если нет собаки – прогуляйтесь сами: с мужем, подругой, ребёнком.
Старайтесь сейчас общаться с людьми, которые дарят вам положительные эмоции. Вы уже поняли, кто на каких позициях, не пытайтесь сейчас убедить, переспорить, не за что не отпустить пока вы не добьетесь своего. Вы в итоге себя добьете, а он останется при своем мнении. Общайтесь с единомышленниками, теми, кто вам дарит положительные эмоции, а людей-конфликтогенов избегайте. Будьте с ними доброжелательны – это не значит, что надо бояться, не идите к более глубокому общению, не приглашайте их. Если говорить о телевизоре и вообще, о зависимости – у нас у всех есть зависимости. Кто-то курит, кто-то знаком с алкоголем, кофе – та же зависимость, ну и конечно все информационные средства: Интернет, социальные сети. Так вот - в стрессовой ситуации человек еще больше становится, зависим от привычек – если курит, то начитает больше курить, если кофе пьет, начинает больше его употреблять, если любит новости – больше смотрит новостей. Поэтому нужно либо постараться вообще не делать этого либо ограничить количество. Немного, к примеру, новостей, а дальше – собака, хобби, поесть и так далее. Следующее – это эмоции. Порадуйте себя чем-то: массаж, сауна, фитотерапия, к примеру, я люблю кофе, но хотя бы один прием кофе заменить ромашковым чаем. Аромотерапия – аромо-лампочка – накапайте туда пару капель любого масла – все, что вас радует. Посмотрите хороший фильм, лучше с детьми. Займите себя чем-то, что вас расслабит и наполнит.

Что делать в случае, когда драматичности уже не избежать, когда речь идет о мобилизации и страхе за свою жизнь. Когда приходится к этому настраиваться и мужчине, и женщине и всей семье?

- Этот процесс очень осложнен тем, что война у нас не объявленная. Не известен враг, это не так как было во время Великой Отечественной . Тогда было все понятно – фашисты – идем убивать фашистов. Очень сложный морально-этический момент. Тем более регион у нас такой русскоговорящий, и город наш с такой историей необыкновенной, когда город населяют люди, приехавшие и очень много из России, в том числе. Тут очень важна мотивация – зачем я это хочу? Если я ощущаю, что я не могу иначе, то если не я, то кто же? Если такая мотивация, то человек обречен на успех, и вот ч то делать женщине, семье, матери только думать о нем, помогать ему своими мыслями. Больше мы ничего не можем. Чтобы не сойти с ума важно не остаться одной, не замкнуться в четырех стенах. К примеру, можно помогать другим, сейчас у нас масса волонтерских организаций.

Когда наши защитники вернуться войны, как свидетельствуют специалисты, они будут совсем другими людьми. Человек, прошедший через войну – это другая личность. Как помочь человеку, как его не потерять?

- Это посттравматический синдром. Есть варианты, которые могут помочь выйти из этого состояния. Вот к примеру американский опыт – у них была прекрасная программа на государственном уровне и все равно масса суицидов, разводов, агрессивного поведения, грабежей и так далее. Надо понимать, что когда человек возвращается – произошедшие изменения неизбежны. Но мы стараемся всегда сделать так, чтобы человек все это забыл, отвлекаем его. Для психики это невозможно. Нужно настраиваться на то, что человеку нужно прорефлексировать все это, передумать, реабилитация нужна обязательно. Самому человеку это крайне сложно сделать. Здесь нужен штат военных психологов. Ведь мы не в конце пути…нам катастрофично нужны такие кадры, центр реабилитационный. Потому что задача такого психолога примирить человека с тем, что произошло. А, ведь, он могу убить, на его глазах могли убить и так это и происходит. И надо не уходить от этого, а жить с этим. Это огромная работа, специальные техники – это коррекция на 4 – 5 лет, где очень много всяких условий и не факт, что они сработают.

Сейчас уже много ребят, вернувшихся с войны, которые вскакивают по ночам, проявляют возбуждение, тревогу. Нужно и применять транквилизаторы и антидепрессанты?

- Здесь нужен индивидуальный подход. Иногда, даже с детьми так бывает, что медикаменты нужны. А для мужчин тоже. У нас мужчины привыкли говорить, что все нормально, все хорошо. Но не надо так делать. Надо давать возможность выговориться, даже выплакаться – ни в коем случае не загонять все в глубь себя.

Что можно посоветовать матерям сыновья, которых ушли на фронт?

- Никто не придумал для матерей какой-то волшебной таблетки или волшебного слова….Молиться, надеяться, верить, тем, кто знает, что это мать поддерживать её…
Вообще ребятам, попавшим в такие условия легче там, чем тем, кто остался дома. Потому что они попадают в сообщество единомышленников. Они знают, что там происходит. А мама не видя его думает, что он в опасности всегда. Поэтому мама должна надеяться, что он не один и, что все под контролем.

В Южном много временных переселенцев-беженцев, среди них много детей. Вы, как школьный психолог, что можете рассказать о тех детях, с которыми вам приходится работать в школе?

- У нас в первой школе 37 таких детей. Из пятидесяти классов практически в каждом классе есть такой ребенок. Дети по-разному реагируют и воспринимают эту ситуацию. Есть «маски» - все хорошо, нам ничего не нужно; очень тактично мы все равно пытаемся, как-то помочь. Но очень осторожно, не лезем, как говориться, в душу. Кто-то очень хочет помощи, а кто-то наоборот говорит, что ничего не надо. Есть, к примеру, мальчик, у которого мама в Макеевке. Он очень напуган, все время плачет, мы с ним работали в группах и индивидуально. Есть девочка у неё папа в Донецке, он не может выехать, потому что там бабушка старенькая – это очень сложно. Мы работаем с учителями, коллективами, настраиваем всех и учителей и детей на то, как общаться с такими детьми. У нас взаимосвязь с классными руководителями.
Как изменился Южный за те годы, что вы работаете в модели личности ребенка?
- Очень изменился. Такого количества одиноких людей на улице на детских рисунках я раньше не видела. Дети рисуют себя одинокими…Если, к примеру, тема рисунка: «Выходной день» - дети часто рисуют себя одних максимум собака рядом. Я всегда советую выражать свою любовь не только подарками, обнимайте детей и друг друга, очень слова, а самое главное – это помощь и время, которое мы проводим вместе.
В конце передачи Наталья Шаргородская зачитала молитву, которую принесла к нам на эфир в распечатанном виде. В молитве очень уместно звучат такие слова:
«Господи, дай нам благоразумия, чтобы принять то, что мы не можем изменить. Мужества, чтобы изменить, то что мы можем и мудрости, чтобы отличить одно от другого»

                            

 
 
Яндекс.Метрика