Re:пост

joomla

Школа выживания переселенцев во Львове или что такое «второй шанс»

По количеству переселенцев, официально зарегистрированных, Львов значительно отстает от Днепропетровска, Харькова, Одессы и, конечно же, Киева. Тут официально чуть более 10 000 тысяч людей, вынужденных поменять место жительство из-за военных действий. Неофициально эту цифру увеличивают в несколько раз, так как многие не считают для себя необходимым регистрировать свой статус.

Во многом отличаются переселенцы во Львове от переселенцев в других городах. Сюда, по наблюдениям волонтеров, едут либо самые отважные, либо те, у кого тут есть родственники или друзья, либо желающие в дальнейшем выехать заграницу.

Почему отважные? Мифами про  «бандеровцев» Львова пропитано информационное пространство, практически, каждой области Украины. Особенно сильнее влияние легенд становится по мере удаленности от города-Льва. Поэтому переселенцы, которые едут сюда, делают это крайне осознанно: либо они уже были в легендарном городе и покорены его красотой и атмосферой, либо же назло врагам, при этом и те, и другие регулярно выслушивают предостережения и опасения родных и близких.

Александр. Выехал с семьей и двумя детьми из Донецка в сентябре. В Донецке был директором крупного ресторана, прошел путь от официанта и познал, что называется всю «кухню» этого бизнеса. Более 20 лет посвятил ресторанной деятельности. Сейчас все начинает с нуля. Занялся волонтерской деятельностью.

- Сначала поехала во Львов моя семья, у меня двое детей, сыновья – 7 и 14 лет. Они здесь обустроились, сняли квартиру, в которой и сейчас мы живем, я им помогал по телефону. Детей изначально устроили в школу-интернат, они там учились и жили полгода, потому что мы приехали сюда и не знали как будет с едой, как будет с квартирой... Если мы, в крайнем случае, можем хоть на вокзале где-то переночевать, то с детьми конечно так не получится. Через какое-то время мы уже стали забирать детей домой и потом, в конце концов, перевели их в другую школу, которая ближе к дому и они уже живут дома, - рассказал Александр.

Алла. Выехала с семьей из Донецка в июле. Сперва поехали в Россию к родственникам, но оставаться там не собирались. Несколько лет работала в России ранее и поняла, что жить там она не хочет. В Донецке работала в сфере туризма. Сейчас во Львове обустроились и занимаются волонтерством. Пишет стихи.

- Поработав в иммиграции в Москве, я поняла, что я украинка. Да, я русскоговорящая, но я не хочу в другую страну, - вспоминает Алла. - Я там чувствовала давление... В принципе, в России никто ничего не говорил, абсолютно. Но когда я въехала в Киев, это было 4 утра, увидела большой билл-борд с надписью «Україна – це твоя свобода» (я уже потом поняла, что это реклама партии), слова отражали то мое чувство, душевное состояние. Когда сюда мы ехали и видели флаги, я плакала...просто плакала.

- Почему выбрали Львов?

- Мы выбирали по такому принципу. Муж у меня очень большой футбольный болельщик, скажем так. Приехав в Донецк, он, естественно, ходил на «Шахтер». У нас уже культура была. Сын, которому еще года не было, уже был болельщиком. Поэтому, мы когда выбирали, то выбрали между Одессой и Львовом. Почему – в Киев ехать вообще нет смысла, все кто мог уехать, туда поехали, в Одессе мы могли бы хотя бы летом работать (*работа в сфере туризма), а Львов – это круглогодичный туризм. Я сама возила во Львов группы с 2001 года и никогда не верила во все эти стереотипы. Наоборот всем соседям говорила: «Какие бандеровцы? Какие фашисты? Да там люди, лучше, чем вы». Ну а во Львов я, честно говоря, влюбилась. У меня ребенок, которому 4 года, спрашивает «а мы в Донецк вернемся?». Спрашиваю: «Хочешь?», а он – нет. Спрашиваю почему, говорит, что ему Львов нравится, что он ему «силы придает», когда он устал. В 4 года такое сказать! - поделилась Алла.

Лена, крымчанка. Выехала из Симферополя в сентябре. С марта по сентябрь наблюдала за ситуацией в Крыму, сразу выехать не решалась. Но потом поняла, что жить в таком Крыму не может. Выехала сама.

- Было  очень сложно. Поменялось все. Я осталась в Крыму без работы. Когда пришла в Центр занятости, мне сказали: «Вы знаете, у нас очередь 500 человек... Но в связи с такой ситуацией, нам запретили принимать больше 50 человек в неделю, чтобы не показывать, что в Крыму резко возросла безработица, поэтому ваша очередь придет в июле». Это был апрель месяц. Спасибо, - вспоминает Елена.

- Вы приняли решение поехать во Львов. Почему?

- Если выбирать, то самый красивый город.

- А вы были до этого здесь?

- Да.

- А у вас тут родственники, друзья?

- Нет. У меня тут не было никого. Когда я ехала во Львов, я не знала здесь ни одного человека.

- Вы приехали, вышли с поезда и дальше что?

- Здесь мне все время везет с хорошими людьми. В поезде я познакомилась с одними людьми, которые здесь уже живут, мне дали телефончик волонтеров, которые здесь принимают. Я сразу встретилась с одними волонтерами, с другими, поняла, что здесь очень много интересных людей, - рассказала Лена.

Карина. Переехала из Донецка с семьей, после того, как в городе начались военные действия. Во Львове все начинает сначала. Тут стала помогать таким же   людям, как и она сама.

- У меня был свой бизнес, у меня было 2 магазина одежды в Донецке. В один из которых успешно попала мина, а товар был весь разграблен. Остались знания и опыт, а всего остального нет, - Карина.

Удивительная особенность  заключается в том, что в мощные волонтерские движения объединяются сами же переселенцы, как с Крыма, так и с Донбасса, чтобы помогать людям, таким же, как и они.

- «Кримська хвиля» - организация существующая усилиями самих переселенцев. Она абсолютно никак пока не финансируется. Есть партнеры проекта. Благодаря партнерству удалось проводить бесплатное медицинское обследование женщин из числа переселенцев. Мы сотрудничаем с организациями оказывающими психологическую помощь. Мы не можем себе позволить оплачивать их услуги. Но они идут с нами на контакт и помогают. Сотрудничаем с некоторыми службами, которые занимаются трудоустройством. Создана сейчас такая группа, которая называется «Львовский фермер», в которой переселенцы, которые хотят заниматься сельским хозяйством, знакомятся между собой. Когда ты переселяешься в новое место, ты региона совсем не знаешь. И это большая проблема. Мы сейчас пытаемся с властями говорить о том, что нам нужна карта региона, что нам нужна открытость этих районов, чтобы понимать что им нужно от переселенцев. Переселенцы – это потенциал. Некоторые районы Львовской области пустые, потому что население работает за границей, а мы об этом не знаем, понятия не имеем, что там есть и чего не хватает. Сейчас в этом направлении идет работа.  Одна наша переселенка, очень активная, имела опыт проведения бизнес-конференций и выставок, мы пошли с ней «в область», нашли потенциальных партнеров, и в конце мая планируется проведение бизнес-конференции, выставочной конференции, которая будет связана с сельским хозяйством, переработкой и ресторанным бизнесом. То есть цель – свести эту логистическую цепочку. Выгода переселенцев в том, что будет презентоваться ярмарка вакансий во всех этих сферах, для студентов – обучающие программы в этих сферах. Это такой сложный проект, который позволит и нам презентовать себя как общественную организацию переселенцев и  сильным бизнесменам, которые приехали и ищут какие-то варианты, - рассказала Оксана Новикова, координатор организации.

- Я являюсь сотрудником организации «Крым SOS», в мои обязанности входит изучение условий в которых живут переселенцы, изучение их потребностей, работа с гуманитарным обеспечением. В мои обязанности входит работа с нашими грантодателями. Мы проводили реализацию двух программ  - улучшение жилищных условий и помощь мелким предпринимателям, - рассказал  Энвер Бекиров, переселенец из Крыма, который создал организацию «Кримська хвиля».

Организация «Крым SOS» работает по партнерской программе с ООН и получает финансирование. У этой организации есть офис, предоставляются юридические услуги, консультации психологов и оказывается помощь в трудоустройстве и поиске жилья.

- Сейчас мы занимаемся общественной организацией. Слава Богу, что сейчас моя жена работает. Она работает в удаленном доступе по интернету, она начальник логистики в донецкой фирме. Пока живем на ту зарплату, которую получает жена. Я занимаюсь громадськой организацией «Україна – шлях єдності». Почему стал этим заниматься: во-первых, когда сюда приехал, только эти события все начались и много приезжало сюда людей, посмотрел как бабушки, женщины стоят в очереди за продуктами, тогда была раздача во Львове вместе с «Красным крестом», конечно, было очень жалко, что так случилось... и захотелось помогать людям. Так как в Донецке я был директором большого ресторана, остались организационные способности, которые пригодились в громадской организации, - поделился Александр, переселенец из Донецка.

- Я хочу помогать людям. Я просто помню как меня приняли, как мне помогли, советом, пообщались со мной... Это тогда для меня было очень важно, - рассказала Лена, крымчанка, которая также присоединилась к волонтерскому движению.

Интеграция в общество. Во Львове и области нет мест компактного поселения переселенцев. Все они вынуждены интегрироваться в общество и обустраиваться по отдельности. Волонтеры считают, что это даже к лучшему. Ведь проживание в компактной среде приводит к тому, что группа замыкается, их общение сводится к обсуждению однообразной информации, связывающей весь коллектив, а контакт с окружающим обществом слабеет. В компактных поселениях создается свой микроклимат, со своими предубеждениями, обидами, стрессом и недовольством.

«Мы не даем рыбу, мы даем удочку и учим ловить рыбу» - такого принципа придерживаются волонтеры, которые сами прошли период адаптации к новой жизни после потери своего дома.

Волонтеры таких организаций как «Крым SOS», «Кримська хвиля», «Україна – шлях єдності» прежде всего помогают переселенцам информационно. Несмотря на «Крым» в названии организация, помогают они уже всем переселенцам. Конечно, гуманитарная помощь также оказывается, но она, на сегодняшний день,  поступает в гораздо меньших размерах.

- Мы помогаем информационно больше. Для того, чтобы они смогли здесь адаптироваться. Мы предлагаем психологические курсы, языковые, чтобы они смогли подружиться. Приезжают люди разные, с сильной болью...  Плюс подсказываем куда пойти  документы оформить, где квартиры не за такую большую цену. Более того, бывают такие люди, которых просто приглашаешь посмотреть на нашу работу, чтобы им было легче, чтобы они не сидели дома, не «умирали». Гуманитарка какая-то есть, но  это будет не всегда, актуальность мы свою теряем. Уже нет таких больших завозов, как раньше. Человек должен сам суметь адаптироваться здесь и я их настраиваю на то, что не ждите, что вам здесь что-то дадут, давайте подумаем, что мы сюда можем принести, - Оксана, «Крымська хвиля». - Разные виды помощи – гуманитарная  техническая, это штука, конечно, нужная, но людей надо вовремя с нее снимать, чтобы они не привыкали к ней и адаптировать с точки зрения трудоустройства, интеграции в общество. В связи с этим и возникают многие проблемы переселенцев. Когда переселенец не знает ситуации: с одной стороны их напугали эфемерными бандеровцами, с другой стороны – он действительно не знает с чем он столкнется.

Жилье и работа. Во Львове у переселенцев существует две наибольшие проблемы: работа и жилье. Причем работу найти проблематично и местным жителям, а жилье тут стараются сдавать туристам, в основном, посуточно.

- Есть проект по сотрудничеству с Центром занятости. Изначально в Центре занятости подходили более формально к этому вопросу. Сейчас мы пытаемся убедить их в том, что надо действовать более активно. Здесь проблема с трудоустройством в принципе, не только у переселенцев, а в целом у населения. Это доставляет дополнительные трудности, - Оксана, «Крымська хвиля».

-  Я нашла работу на фабрике елочных украшений. Сейчас я там не работаю, я решила, что надо делать что-то свое. Решила заняться производством магнитов, - рассказала Лена, крымчанка.

 

Тут есть спрос на такую продукцию, по мнению Лены. Где будет сбывать еще не знает, но имеет кое-какие планы. В большое предприятие превращать свое занятие не собирается. Пока на жизнь заработать полноценно не удается, живет за счет прошлых сбережений. Помощь от государства - 200 гривен в месяц... 

При этом переселенцы отмечают, что их статус нередко становился причиной отказа им в съеме жилья или работе. Первой причиной того считают, все-таки, те случаи, когда их земляки вели себя, мягко говоря, оскорбительно или даже незаконно. Такие случаи были, но они, скорее, исключения, по которым нельзя судить всех подряд. Вторая причина – это все же информационный накал. В случае с жильем есть еще и третья – таким образом риелторы стараются заработать, с повышением платы предрассудки исчезают.

- С жильем очень сложно. Это сейчас уже пятая квартира, где я живу, - рассказала Лена, крымчанка. -  По цене очень дорого. Практически, если ты один, то нереально снять квартиру. Я жила в общежитии, в комнатах.

- Списались по интернету с львовянкой, которая помогла нам с квартирой. И пока мы искали жилье, около недели посуточно снимали. Она нам помогала искать квартиру. Мы сами не раз сталкивались с тем, что «дончане? – нет». Она уже говорила: «Я все понимаю, но люди же разные... Я же вижу, что вы нормальный адекватный человек, но что это за отношение такое?». Мы жили потом в одной съемной квартире и хозяйка рассказывала, что сама столкнулась с таким, что приехали с Донецка, 2 дня были, но такое сотворили, что просто плакали и, с мужем, 2 дня отмывали эту квартиру. Я уже извинялась за то «быдло», которое у нас есть, которое сюда «першим припхалося»... Но реально с таким столкнулись. Но, слава Богу, нашли жилье, с хозяйкой сейчас в нормальных отношениях, - рассказала Алла, переселенка из Донецка.

- Большинство риелторов, которые сдают жилье,  специально нагнетают обстановку, зная о том, что людям некуда деться и они готовы платить любые деньги. На самом деле, вне зависимости от того с Донецка люди, с Луганска или Киева, или  с другого города, нюансы всегда бывают и это конкретные отдельные случаи. А то, что риелторы специально нагнетают эту ситуацию, это правда, - Александр.

- Коли поїхали переселенці з Криму, то це був початок березня минулого року. І Львів став одним з перших міст, який активно почав пропонувати свою допомогу. Причому в абсолютно різний спосіб: починаючи від того, щоб давати свої квартири, житло, закінчуючи тим, щоб шукати роботу та допомагати вивозити людей з Криму. Потім почалася активна фаза АТО, згодом ми почали називати її війною, переселенці поїхали також і з Донбасу. І влітку ставлення до переселенців погіршилося. Спочатку через ставлення до переселенців з Донбасу, а потім до переселенців з Криму воно вже просто віддзеркалювалося. Було декілька факторів. По-перше, фактор того, що дійсно багато чоловіків із Західної України, зі Львову, воюють там і почали приходити перші труни із вбитими вояками. Були публічни похорони. Вони і зараз постійно відбуваються. І виникло питання до того, що «там наші діти, брати гинуть, а ви тут в нас...». Інший фактор – були дуже сильні «вкиди» в медіа щодо  того, що переселенці зі Сходу вони такі, апріорі, «нєблагонадьожні». І купа таких історій типу «бабуся мого знайомого бачила таких переселенців». Не було конкретних фактів. Потім в медіа проектували щось наприклад: «Переселенці зі Сходу не хочуть говорити українською мовою у Львові», «Переселенці звинувачують львівян, що війна йде через них», «Переселенці зі Сходу зняли квартиру і довели її до такого стану, що там жити не можна і втікли не заплативши». Ті судження почали досягати мети. Що ми почали робити з колегами: ми почали давати журналістам історії переселенців, - рассказал Алим Алиев, координатор организации «Крым SOS».

-  Да, у людей, в силу их стрессового состояния, психологического, иногда бывают разные реплики, разные отношения. Очень часто мы становимся свидетелями разных  фейков в "Фейсбуке", что кто-то где-то что-то сказал, зашел, увидел незакрытый профиль и что-то прочитал, либо кто-то повесил флаг ДНР на каком-то общежитии. В большинстве случаев, на мой взгляд, это результат планомерной работы Федеральной службы безопасности. Потому что им не нужен здесь благоприятный климат. Во Львовскую область приехало очень много людей с Луганской и Донецкой областей, русскоговорящих. И всячески пытаются «вкраплять» такие штуки, что сюда ехать не нужно или небезопасно. Каждым из этих слухов мы старались заниматься более детально. Чаще всего получается так, что невозможно докопаться откуда вообще пошла эта информация, т.е. первоисточника как такового нет. То общежитие, где якобы вывесили флаг ДНР, общались с соседями,  людьми, там живущими, не видели они такого и не слышали. Люди, там живущие, почему-то не знают о подобном, но зато об этом знают тысячи подписчиков чьей-то там страницы, - Энвер Бекиров.

О них забывают. С тех пор, как люди начали вынужденно переселяться с Востока Украины, тема переселенцев из Крыма ушла второй план. Хотя крымчане продолжают покидать полуостров также вынужденно.

Для того, чтобы вернуть тему переселенцев в информационное пространство, чтобы она не становилась все больше привычной обыденностью  для украинцев, чтобы общество не переставало обращать внимания на проблемы тех, кто вынужден был покинуть свои дома, волонтеры во Львове постоянно организовывают различные мероприятия, направленные на объединение. Местная власть это не мешает и, в отдельных случаях, способствует решению организационных вопросов, если это необходимо.

К празднику Пасхи во Львове прошел "Фестиваль писанок". Он носил благотворительный характер. Собранные средства от продажи работ направлялись в детскую клинику "Охматдет". Переселенцы с Крыма и Востока Украины также приняли в нем участие.

- Мы пытаемся проводить разные акции. Последняя акция у нас была 15 марта, посвященная незаконному референдуму в Крыму. Туда приходили и крымчане, и жители Востока и львовяне. Львовяне нас очень поддержали. Приятно было видеть людей на площади, которые помнят и сочувствуют, - Лена, крымчанка.

- Наша организация «Україна - шлях єдності», созданная переселенцами из Донбасса, и занимается как раз  такими проектами, которые направлены на то, чтобы показать львовянам, что мы такие же, что мы украинцы и единство наше не в одинаковости, а именно в разном заключается, - рассказала Карина, которая подключилась к волонтерской деятельности этой организации.

- На День города Львова будет большая выставка организована «Код украинскої нації.  Справжня єдність». Там будут участвовать художники с Донбасса, львовские художники, очень знаменитые здесь. Закончится выставка аукционом. Средства собираются для детей, которые переселились из Донбасса. Нам предоставили списки этих детей, мы с ними общались, узнали, что им надо и адресно будем им помогать. После этого у нас будет футбольный турнир «Кубок  єдності», в котором примут участие крымчане, Донбасс, львовяне, - рассказал Александр.

- Самое главное – не делать каких-то искусственных ярких штук.  Все должно быть естественным. Необходимо делать акцент на том, что нас объединяет, - Энвер Бекиров.

 

Языковой вопрос. Не удалось встретить ни одного переселенца, который бы жаловался на то, что не может во Львове говорить на русском языке. Многие украинский язык знают, кто-то наоборот – никогда не учил. Но в процессе интеграции в общество автоматически переходят на украинский, иногда даже не замечая этого. Экскурсоводы же рассказывают, что в центре Львова имеют квартиры и проживают более 50% русскоязычных семей.

- Я не говорю на украинском языке, я его не учила. Но меня никогда во Львове по этому принципу не задевали, не указывали и вообще никаких не было нападок, - Карина.

-  Я живу здесь и я с вами сейчас  общаюсь на русском, не перехожу на украинский. Я знаю прекрасно украинский язык. Я понимаю все, но когда говорю на украинском, то достаточно много слов я вспоминаю как же это будет по-украински. Поэтому часто говорю медленно. Хотя в городе и в транспорте я общаюсь на русском, проблем не было, все хорошо. Может у кого-то и были какие-то проблемы, но это единичные случаи, которые бывают везде, - Александр.

- Я очень свободно разговариваю на украинском языке, поэтому никакой проблемы нет. Когда я работала, за 2 месяца никто не догадался, что я переселенка. Потом, когда моя начальница узнала, сразу такое хорошее отношение стало. Спрашивала постоянно: "Чем я тебе могу помочь?" – Лена из Крыма.

- Никаких проблем нет. Я никогда не чувствовала даже, что кто-то смотрит косо, не довелось мне с этим столкнуться. Когда возила сюда группы в 2001 году, то экскурсовод сказала, что тут принято отвечать на том языке, на котором обращаются: будь это русский или украинский. Многие знают польский, так разве это плохо? Через месяц-два словила себя на мысли, что если ко мне человек звертається українською, то українською і намагаюсь відповідати. Это очень нормальное европейское мышление и поведение, - Алла.

"Второй шанс". В большинстве своем, переселенцы, которые занимают активную позицию по отношению к жизни, приходят к выводу, что получили «второй шанс». Они просят не разделять людей по территориальному признаку. Некий процент «злодеев» есть в любом обществе и эта доля обычно очень мала, в соотношении с хорошими людьми. Только вот поступки их наиболее врезаются в память.

- Есть какие-то факторы, которые ты не можешь изменить. Можешь изменить только свое отношение к ним. Поэтому, все зависит от тебя. Бывают какие-то моменты: не получилось с жильем – расстроилась, прошло пару часов, подумала – значит не твое было жилье, значит не очень именно оно надо было, - Лена.

- Кто стучится, тому дверь открывается. И многим вот эта ситуация, которая случилась с нами, она дала второй шанс в жизни. Эта стрессовая ситуация привела к тому, что открылись новые возможности, когда люди даже не думали заниматься какими-то вещами. Даже тем же волонтерством. Я, например, в своей жизни не представляла себе, что я стану волонтером. Но тем не менее, мне это нравится, я люблю людей, общаюсь с ними и нет разницы откуда ты, - Карина.

- Є переселенці, які почали створювати різні події, запрошувати в свої кафе, які тут відкрили, чи робити речі, які продаються і гроші за які йдуть воїнам АТО, то це трохи зменшило градус напруги. Ми почали робити спільні події, де є львівяни, і де є переселенці, щоб вони пізнавали один одного, - Алим Алиев.

-  Действительно, переселенцы, они разные. Разные по возрасту, по социальному статусу, по вероисповеданию, этническим и другим критериям. Но это все дети Украины, граждане Украины. Когда у нас есть в нашей семье наши дети, мы не можем говорить «это плохие дети, надо других найти». Мы стараемся не делать акцент на том, что нас различает, а находить к каждому индивидуальный подход. Это как люди, которые приходят в офис «Крым SOS», так и люди, которые приходят в консультационный центр, который создал Департамент социальной защиты, - Энвер Бекиров.

Львов раскрывает людей по-новому, заставляет их искать креативные пути самореализации, постоянно двигаться и расти. Возможно, аналогичное происходит и в других городах. Но тут именно общество стимулирует "новичков" к такому образу жизни. Именно поэтому сюда, из оккупированных территорий, перебрались, в первую очередь, специалисты IT-сектора, тут быстро реализовываются творческие люди и тут намного сложнее тем, кто рассчитывает длительный период существовать на волонтерскую и государственную помощь. Люди Львова готовы помогать тому, кто сам желает себе помочь выбраться из трудного положения, более того, проверено самими переселенцами, этот город дает силы, вдохновение и необычные идеи.

 
 
Яндекс.Метрика