Re:пост

joomla

«Нам приходилось спать в «лепестках» - чернобыльцы Южного про катастрофу

Раз в год участники ликвидации аварии на ЧАЭС города Южного собираются помянуть погибших товарищей у памятника. Пока представители власти зачитывают статистику и рассказывают про то, когда жить станет лучше, каждый из присутствующих вспоминает свою историю.

 

 

 

Светлана Тодорова, работала поваром на Черномортехфлоте. В августе 1986 года отправилась вместе с командой на реку Припять. Пробыла там 54 дня.


- Нам пришла телефонограмма и мы поехали на Припять. Целый караван ехал – тысяча человек. Мы делали «ловушки» для изотопов и  радиации в реке Припять, вырывали специальной «черпалкой» в реке ямы – чистили дно. Поднимали много бомб, нас высаживали, потом снова поднимали на борт. Страшно было… Помню пустое гнездо аистов, все окна в домах заколоченные.

- А яблоки такие красивые и вкусные были! Мы ели эти яблоки. У нас с собой была провизия и мы там получили еще провизию на караван. Там питались и готовили. Мы собирали грибы даже. Не знали же что это. И грибы варили и ели. Вот пока живы, а половина людей уже умерли, конечно.



- Очень многое сказалась на здоровье. На пенсию в 2000 гривен сейчас и на лекарства не хватает. Но вот хоть таблетки стали даром давать, хоть что-то в помощь, если выпишут. Я, например, себе никогда бы не смогла себе купить капельницу за 1000 гривен. А тут бесплатно поставили.
 - Как помогает государство?
 - Какая помощь и от кого? Вот дали на день Чернобыля  500 грн. И это все – раз в год. Льготы у нас есть на кварплату, свет, газ. Проезд бесплатный. Но единственное – маршрутчики бессовестные. Садишься, а они говорят : «Ты нас лишила обеда, ужина или завтрака, а то скажут – иди в автобус садись». И неприятно это, поэтому я только на автобусе и езжу. Не хочу себе нервы трепать.

Иван Ребенчук. Работал в пожарной охране старшим мастером Газодымозащитной службы (ГДЗС). Сейчас держит обувную мастерскую на Ленина,5. Ко всем своим орденам, сегодня получил нагрудный знак «Защитника отечества».  С импровизированной сцены отметили доброту и душевность Ивана. Пенсионеров и своих товарищей он никогда  не отпустить из обувной лавки без скидки.

- ГДЗС - это люди, которые надевают аппараты и идут в огонь, в задымленную зону. В аппарат идет непрерывная подача кислорода. Дышишь этим аппаратом и в дыму делаешь работы. Такой аппарат выдерживает 45 минут. Возле самого реактора я был где-то в двадцати метрах. В мои обязанности еще входило организовать звено ГДЗС и зайти в зону пожара под руководством командира отделения. Как раз на меня попало, когда горело РОВД в Чернобыле. Тушили 16 часов. Там работали 8 звеньев ГДЗС. Уже все выдохлись и последним заходил я со звеном и доразбирали здание до конца. Здание было старой постройки, под глину заходил огонь и заново все воспламенялось. Пока все не разобрали – огонь не потушили.

 - Как теперь со здоровьем?
- На здоровье сказалось. Инсульт, что-то с памятью сталось – провал памяти после инсульта. Шо є то є вже, шо зробиш (прим. автора - улыбается). Операции делали  на сонную артерию. Все сказывается ... 3 месяца  (ред. -время пребывания на месте аварии) не малый срок.

 - Операции за свои деньги делали?
(переходит на украинский язык)
- Ну а хто давав? Церква зібрала тільки гроші, наша українська, оця дерев’яна. На всі операції пішло 16 тисяч.

 - Ви не зверталися нікуди по допомогу?
- Звертався, але ніде грошей нема. Вже зараз нікому ми не потрібні.  


 - Вас информировали как себя вести на месте аварии?
 - Воду с под крана нельзя было пить. Нам специально машинами привозили газированную воду. Приходила постоянно телефонограмма, чтобы спали в «лепестках». И мы наспались в «лепестках»... Это марля с ватой, закрываешь ею пути дыхания  и так спишь, как сейчас в аптеке от гриппа продают повязки.

 - Операции Вы делали, практически,  за собственные средства и при этом у Вас всегда найдётся скидка на ремонт обуви для пенсионеров. Как так?
 - Я пенсионеров уважаю, не так как другие, чтоб только забрать деньги. Дело не в «грошах», а дело в человечности. Я вижу когда бабка приходит и действительно не может заплатить. Я что на эту пятерку-десятку «збагатію»?  Спасет она меня – не спасет! Мне Господь Бог больше даст.




26 апреля чернобыльцы возложили цветы к мемориалу. Послушали от представителя «Партии регионов» , что скоро им подарят знамя организации «Союз. Чернобыль. Украина», которое еще не привезли. Александр Гречкин сожалел, что государство уделяет мало внимания чернобыльцам, пообещал на местном уровне исправить ситуацию. А после все разбрелись по городу. Кто куда: делиться воспоминаниями с близкими, залечивать свои раны и работать так, что мало кто и заметит  отпечаток той трагедии в глазах.



 

 

 
 
Яндекс.Метрика